Секс форум

Новая тема
Вернуться   Секс форум > Околосексуальные темки > Искусство, литература... > Литература
Мобил. версия
секс цитата Не тяни резину – лопнет, детей не оберешься. NN секс цитата
Рекламер: Знакомства для... Сексшоп №1 Индивидуалки Москвы Секс Чат Трансы Москвы (Хочешь сюда? - Пиши)
Создать новую тему  Ответ
 
Опции темы
Старый 14.04.2014, 12:48   #1
Женщина Проживаю тут
Инфа о пользователе «Инфа о юзере
 
Аватар для Lasska
По умолчанию

Из раздела "Эротическая проза"


Лучше не бывает


- Эй, что случилось? Нормально… Стой!

Он повернулся и поймал ее за руку. Она покачнулась и почти упала ему на руки, но все-таки удержалась на ногах. Она подняла голову и посмотрела на него. Глаза были словно стеклянными, единственное, что можно было бы в них обнаружить – полное неприятие происходящего.

- Ау, что случилось? Что с тобой? – он испытывающее посмотрел на нее и несколько раз щелкнул пальцами перед ее лицом.

Несколько секунд она смотрела на него молча. Потом заморгала, словно очнулась и до нее начал доходить смысл происходящего.

- Лю-усь, Люсь, ты чего? – продолжал допытываться он.
- Привет… - протянула она.
- Ну хотя бы так… - фыркнул он. – А то идет себе как лунатик, думал, ты и правда…
- Иди в задницу! – вяло огрызнулась она.
- Смотри-ка, ожила. – продолжал усмехаться он. – Узнаю теперь.
Она резко вырвала руку. Однако он поймал ее снова. Его лицо стало серьезным.
- Эй, ну ты чего? Что случилось-то, Люсь, ты можешь мне сказать?
- Нет. – прошелестела она. – Отпусти меня.
- Только после того, как удовлетворю свое любопытство и узнаю, куда ты рассекаешь в два часа ночи. – покачал головой он.
- Тебе можно бы задать аналогичный вопрос. – буркнула она.
- Лично я домой. – ответил он.
- Домой? Что-то рановато как-то. – съязвила она. – Тебе, по идее часов в семь утра надо домой возвращаться.
- Так и было обычно. – недовольно пробормотал он.
- А теперь что, нет? – она вызывающе вскинула голову.
Он сжал ее руку сильней. На лице появилось такое выражение, словно он хочет ее ударить.
- Мне больно, пусти. – спокойно сказала она.
Его скулы сжались еще сильней, но он выпустил ее руку. Она потрясла кистью, приводя ее в норму.
- Что произошло, ты что, поссорился с Ксюшей? – она словно мигом забыла про свои собственные проблемы и вся в ожидании уставилась на него.
- Что-то вроде того… - нехотя признался он, внутренне поразившись, как легко ей удалось сменить тему.
- Ты что, пьяный? – подавшись немного ближе, она почувствовала тонкий, едва уловимый запах портвейна.
- Ага. – кивнул он.
- Тоже мне, нашел повод… - недовольно фыркнула она.
- А у тебя то же самое, наверное? – съехидничал он. – Да и вид соответствующий.
- Я еще не успела. – она засмеялась, голос немного потеплел. – Как раз домой шла. Чтобы успеть.
- Нехорошо пить в одиночку. – вполне серьезно заметил он.
- Ну ты, наверное, этим и занимался? – уточнила она. – А меня учишь… нехорошо это.
- Нехорошо. – согласился он. – Чтобы исправиться, могу составить тебе компанию, не против?
- Валяй. – подумав с минуту, махнула рукой она. – Пошли.

По дороге ему удалось выяснить, что она рассталась со своим парнем, и что странное выражение, отражавшееся на ее лице в тот момент, когда он ее встретил, была ничем иным, кроме как борьбы мятущихся в ней двух противоположных чувств – горечи от расставания и предстоящего определенного времени одиночества и легкости, которую дает освобождение от давно зашедших в тупик отношений.

В поселке, где она жила, давно уже было тихо, как в гробу, даже собаки не лаяли. Ржавые замки калитки протяжно скрипнули, нарушая тишину. В доме стояла прохлада. Она включила маленький электрический камин на небольшую температуру – комнатка была маленькая и прогревалась довольно быстро.

- Садись. – она кивнула на один из стульчиков у обеденного стола. – Будь как дома.
Он присел, закинув ногу на ногу. Она тем временем достала из холодильника небольшую прозрачную глубокую миску с красной жидкостью и поставила ее на маленький огонь, слегка помешивая.

- Хм, как интересно, это что такое? – поинтересовался он.
- Это глинтвейн, солнце. – улыбнувшись, отозвалась она.
- Никогда не пробовал. – отозвался он.
- У тебя есть такая возможность. – ответила она. – Отличная штука, тебе точно понравится.
Она разлила по кружкам горячий напиток и присела на второй стул, грея руки об чашку. Некоторое время он следовал ее примеру, затем осторожно сделал глоток.
- Ух ты, здорово. – причмокнув губами удовлетворенно кивнул он. – Спасибо, мне очень даже нравится.
- На здоровье. – усмехнулась она, также делая глоток.
Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь напитком.
- Не расскажешь? – поинтересовалась она.
- Нет. – он отрицательно качнул головой.
- Как обычно. – фыркнула она, допивая последний глоток.
- А ты? – в свою очередь поинтересовался он.
- Нечего рассказывать. – отозвалась она, пожимая плечами. – И не хочется даже думать об этом, все так противно… знаю, что теперь, когда я ушла, я чувствую себя, черт возьми, прекрасно, и совершенно не хочется ничего менять.
- За это надо выпить. – улыбнулся он, отсалютовывая чашкой.
- Определенно. – кивнула, улыбаясь, она, и разлила еще по чашке глинтвейна.
Они чокнулись. Часы показывали без двадцати четыре, за окном еще очень медленно, но начало светлеть. После третьей чашки глинтвейна, принятого еще на литр портвейна сверху, у него немного кружилась голова. В ее голове также было немного туманно, она сидела, держась одной рукой за пустую чашку, другой подперев лоб и задумчиво смотрела на темную улицу за окном.
- О чем задумалась? – как бы между прочим поинтересовался он.
Она ответила не сразу.
- Спать надо. – наконец, отозвалась она, оторвав взгляд от окна и зевнула. – Устала я…
- Я тоже… - протянул он, зевая и вставая из-за стола. Она поймала его за руку, так как он опасно покачнулся.
- Тогда пошли спать. – улыбнулась она, также вставая. – Только… ни спальника, ни раскладушки нет, извини…

Он бросил взгляд на единственную комнатку в домике. Большую ее часть занимала большая двуспальная кровать, остальное место – зеркало, тумбочка с телевизором, шкаф и письменный стол, собственно, и все. Ни кресла, ни диванчика, да и места для них нет.

- Я лучше домой, может? – повернулся он к ней.
- Не говори глупостей. – фыркнула она. – Я не верчусь. А у тебя достаточно силы воли чтобы не натворить гадостей. И я этого не позволю.

Вот так вот, мировая женщина, подумалось ему. Не очень уютно, когда читают твои мысли. Но с другой стороны, ведь именно этого и хочется всегда. Так к чему жаловаться? Прям все не так, выискался, противный… а она молодец.

- Иди спать, говорю, пьянчужка! – хихикнула она, разворачивая его и толкая в комнату.
- А ты? – спросил он, оборачиваясь.
- А я тоже. Чуть позже. – ответила она.
- Окей. – кивнул он и завалился на кровать, даже не раздеваясь.

Она вымыла посуду, повесила чашки на сушилку и плеснула в лицо холодной водой, посмотрела в зеркало, висящее над раковиной. Вот оно, такой момент – он лежит сейчас там, в ее спальне, на ее кровати, он так близко… но нет, все это ерунда – они ведь только друзья…

Когда она вошла в комнату, он еще не спал. Он повернул голову и посмотрел на нее прищурившись. Она клацнула выключателем, свет погас. Осторожно, стараясь не натыкаться на нагромождение мебели, она дошла до кровати и села.

- Подвинься. – сказала она, слегка толкнув его в бок. – Я не сплю у стены.
- Почему это? – ехидно протянул он.
- Не люблю спать в замкнутом пространстве, у меня клаустрофобия. – ответила она, снова толкая его. – Подвигайся.
- Ну ладно, ладно… - недовольно протянул он, подвигаясь ближе к стенке.
- Спасибо. – кивнула она, зевая. – Спокойной ночи… или утра… или что там…
- Спокойной… - усмехнулся он и закрыл глаза.

У нее кружилась голова. Она лежала, повернувшись к нему спиной, медленно проваливаясь в сон. Волнующие мысли скакали в ее голове. Горячее вино, однако, тоже делало свое дело, перед глазами пронесся короткий сон – море, солнце, пляж, пальмы… откуда-то издалека доносились звуки испанских гитар… так тепло и уютно. Сон длился всего какое-то мгновение, она почувствовала, что снова вернулась в свою кровать, голова была немного тяжелой. Его рука обнимала ее за талию. Она не сразу осознала это, а когда поняла, то даже вздрогнула. Но быстро успокоилась. Это просто случайно, во сне, подумала она и снова прикрыла глаза. Рука оторвалась от талии. Ну вот, подумала она, он просто сейчас перевернется на другой бок и все. Но он не переворачивался. Как и она, он тоже не спал. Он слегка приподнялся на локте, осторожно, тихо, чтобы не будить ее, и также осторожно провел пальцами по волосам. Она проснулась окончательно и вся затрепетала внутри и сжала губы, стараясь не выдать себя. Его рука переместилась с волос на плечо, он прикасался осторожно, едва-едва, одними кончиками подушечек пальцев, чтобы не прерывать ее сон, глаза смотрели с искренней нежностью, он улыбался одними губами. Рука уже скользила по бедру… черт возьми, что он делает?

Рука снова обняла ее талию, большая ладонь скользнула на грудь. Она выдохнула и пробормотала что-то невразумительное, как будто во сне. Он замер. Она по-прежнему лежала тихо. Аккуратно, едва касаясь тела, он снова стал водить по ее груди. Затем рука скользнула вниз и схватилась за пряжку ремня, потянула, пряжка расстегнулась. Нет, это уже опасно. Что он делает? Она зашевелилась и повернулась к нему.

- Что ты делаешь? – сонным голосом спросила она, глядя на него прищуренными глазами.
- Я? Ничего… - он начал подтягивать ее блузку наверх.
- Что-то не очень похоже на «ничего». – сказала она. – Перестань, пожалуйста.
- Ты хочешь, чтобы я перестал? – хмыкнул он.
- Да. – ответила она, но ее голос предательски дрогнул.
- Хорошо… - улыбнулся он, рука скользнула под блузку и стала ласкать нежную кожу, попутно расстегивая пуговицы.
- Эй, я серьезно, прекрати. – она немного приподнялась. – Ты же сам сказал, мы не портим нашу дружбу, и ты никогда не будешь со мной…
- Ну да. – перебил он ее. – Я так сказал… знаешь… я соврал тебе… ты лежишь сейчас возле меня… так близко… такая теплая, такая нежная, такая прекрасная… я не хотел тебя будить, честно, ты так сладко спала, а я… только хотел почувствовать, уловить хотя бы тень твоего тела… - его рука добралась до груди и стянула кружевной бюстгальтер.
- Ой, мамочки… - прошелестела она, вся напрягаясь от нарастающего возбуждения.
- Я не могу… не могу без тебя… - шептал он, уже ведя себя смелее, он целовал ее уши, шею, рука сминала грудь, щекотала живот, затем скользнула в джинсы и обняла бедро.
- Я… я хочу тебя… - уже буквально задыхаясь, прошелестела она. – Я так тебя хочу…
- Крошка… - он придвинулся совсем близко, прижался к ней вплотную, она почувствовала, как ей в бедро уткнулась его затвердевшая плоть.
- Любимый… - прошептала она, и порывисто обняла его.
Его горячие губы коснулись ее губ. Он целовал ее так самозабвенно, как никогда. Она прижималась к нему сильней, обнимая ногами его бедра. Он с огромным трудом оторвался от нее и медленно стянул с нее джинсы, спустил с плеч блузку, и впился страстно губами в грудь. Рука тем временем легко скользнула под тоненькую резинку ее кружевных трусиков и стала гладить нежную кожу промежности.
- Да ты вся мокрая уже… Боже мой… - промурлыкал он, слегка кусая ее за ухо.
- Иди сюда… - прорычала она, порывисто стаскивая с него брюки.

Кровь стучала у него в висках. Освободившись от одежды, от которой он чувствовал дикую скованность сейчас, он набросился на нее и покрыл все тело поцелуями. Когда он вошел в нее и они стали единым сердцем, единым дыханием, единым ритмом и единой жизнью, словно утреннее небо раскрылось, и вся вселенная, такая многогранная и бесконечная, была внутри них, и рассыпалась миллионами-миллионами звезд… Он обессилено упал на подушку и обнял ее. Она тяжело дышала, устало провела рукой по его сильному плечу, смахивая блестевшие на смугловатой коже капельки пота, крепко обняла за талию. Заглянувшее в окно утреннее солнышко ласково погладило по щекам мирно спящую пару…

Когда он проснулся, ее не было рядом. Часы на полке показывали полвторого дня. Он приподнялся на кровати, стряхивая с себя сон, и прислушался. Из кухни до него донеслось приглушенное шипение. Он поднялся, надел брюки, не найдя рубашки вышел на кухню. Она стояла у плиты, ловко переворачивая ароматные ванильные оладушки, растрепанная, босая, на ней была только его рубашка, застегнутая на две пуговицы. Он не мог пошевелиться, только смотрел на нее во все глаза, думая, что в таком виде она была еще прекраснее, чем всегда. Она обернулась.

- О, доброе утро. – улыбнулась она.
- Привет… - он тоже улыбнулся.
- Завтракать будешь? – задорно поинтересовалась она, снимая последний оладушек со сковороды.
Он не ответил. Он молча подался к ней, схватил в охапку и поцеловал. Она обвила руками его шею и обняла его ногу одной ногой. Он оторвался от нее с трудом и втянул носом воздух
- Ммм, какая прелесть… - промурлыкал он. – Буквально умираю с голоду!
- Давай за стол. – засмеялась она, вырываясь из его объятий.
Он присел за стол, она пододвинула к нему блюдо и улыбалась, подперев щеку рукой, глядя, как он с аппетитом уплетает горячие оладьи.
- Я тебя так люблю. – прошептала она, погладив его по руке.
Он улыбнулся и перехватив ее руку, нежно поцеловал маленькую ладонь.
- Ты знаешь, - сказал он, - я голосую за то, чтобы завтракать вместе почаще. Скажем, каждый день, как тебе такое предложение?
- Я согласна. – засмеялась она.

Неожиданно раздался телефонный звонок. Он порылся в кармане брюк и выудил свой мобильный, на экране которого мигало «Милая». Он застыл, глядя на надпись. Она перестала улыбаться и напряглась. С минуту они сидели неподвижно. Затем он улыбнулся и сбросил вызов, а затем выключил телефон, положив его обратно в карман.

- А давай мы еще и пообедаем сегодня, м? – улыбнувшись, обратился он к ней.
- Поужинаем сразу. – мурлыкнула, улыбнувшись, она. – А сейчас… - она подалась к нему ближе. – Может, прогуляемся?
- Неа. – засмеялся он, подхватил ее на руки и понес в комнату.


Lasska вне форума  
Ответить с цитированием

5 последних тем пользователя Lasska
Тема Раздел Последнее сообщение от Ответов Просмотров Последнее сообщение
Такое вот непонимание... Психология отношений и брака Lasska 194 10424 11.03.2015 19:50
Из раздела "Эротическая проза" Литература Lasska 4 3053 14.04.2014 12:48
Отвращение Скорая помощь в сексуальной жизни Lasska 31 3332 18.06.2012 13:28

Старый 14.04.2014, 12:49   #2
Женщина Проживаю тут
Инфа о пользователе «Инфа о юзере
 
Аватар для Lasska
По умолчанию

Ответ: Из раздела "Эротическая проза"


Новый год у каминчика

Тихой поступью на пустынную дорогу сквозь темноту ложился снег. Крупные узорные снежинки довольно быстро сплетались в белый хрустящий ковер, поблескивающий в неярком свете желтых фонарей. Серебристый Нисан кашкай мягко и почти бесшумно катился по уже укатанной машинами дороге со скоростью 70 километров в час. Она сидела, прислонившись лбом к прохладному оконному стеклу, и провожала невидящим взглядом пролетающие мимо фонарные столбы. В глазах читалось непонятное выражение – то ли умиротворения, то ли светлой печали.

Он расслабленно откинулся на спинку сидения, левая рука свисала с колена, правая покоилась в таком же расслабленном состоянии на руле, он вполглаза следил за дорогой (что переживать, она все равно была совершенно пустынна), и изредка поглядывал в ее сторону.

В ее сумочке деликатно дзвякнул телефон, извещая о приходе смс-ки. Она лениво оторвалась от стекла, выудила телефон из внутреннего кармашка сумочки и открыла сообщение. «Малышка, ты сердишься на меня? Ну правда, я ничего не мог сделать…» - выплыло на экран. Она тихонько вздохнула и удалила сообщение, сунула телефон обратно в сумку и снова прислонилась лбом к стеклу. Он снова мельком взглянул на нее.

- Что, опять он? – вполне будничным тоном с легким налетом сочувствия спросил он.
- Угу. – отозвалась она. Ей почему-то на мгновение стало зябко, и она поежилась, плотнее запахнув свою пушистую серую шубу.
- Нет, мне это решительно начинает надоедать. – слегка усмехнувшись, сказал он, вопреки сказанному, ни капельки раздражения не проскользнуло в его голосе.

Она повернулась и посмотрела на него долгим взглядом. Боже мой, он просто святой, в самом деле святой… Или просто дурак?.. Он говорит об этом так спокойно, словно это равносильно походу в магазин за хлебом. И что самое странное, ее ничуть это не раздражает. Ее больше тянет к варианту, что он действительно святой. Таких не бывает. Как же так получилось, что он существует, вполне себе реальный сейчас ведет машину?

- Что пишет? – поинтересовался он, не отрывая взгляда от дороги.
- Извиняется. – отвечала она, вздохнула и откинулась на сиденье.
- Ну это хорошо. – сказал он. – Правильно. Определенно мужчина должен извиняться перед женщиной. Всегда. Постоянно.
- Да неужели? – она лениво приподняла бровь, все также глядя на дорогу невидящим взглядом.
- Конечно. – тоном, не допускающим возражений, ответил он. – Иначе и быть не может. – он помолчал секунду. – Поэтому, ты прости меня.
- Я? – она все еще удивлялась.
- Ну да. – кивнул он. – Прости.

Она промолчала, опустив глаза. Он не торопил ее с ответом.

Это неправильно, вообще-то, любить двоих одновременно. Да и в принципе это невозможно – что-то одно просто обязано быть ненастоящим. Но она хоть убей не могла разобраться, какой из двух вариантов был сплошной ложью. В последнее время этот вопрос она задавала себе все чаще. Ситуация была более чем странная. Ее одноклассник, с которым они встретились через столько лет, ожившие воспоминания, бурный роман, ее переполняли любовная эйфория и нежность, она была просто счастлива, когда он был рядом. Она не замечала, что он держится с ней в принципе довольно отдаленно, или просто не хотела замечать, гораздо приятнее было оставаться слепой, ведь это приносило ей радость… Сережа все узнал, когда совершенно случайно увидел их целующимися в парке. Он не устраивал ей скандалов, сцен ревности, и даже не собирал чемоданы и никуда не исчезал. Ничего этого не было. Он обнял ее, так нежно, плавно, и прошептал «Пожалуйста, прости». Она так хорошо его знала, что даже не была слишком шокирована. Она поняла, почему он так поступил, и чувствовала такой же неиссякаемый поток нежности к нему тоже. Сейчас она сидела и смотрела на мужа, и сердце ее наполнялось теплом, ей было так спокойно, так комфортно, так уютно…

Он положил вторую руку на руль и повернул налево. Фонарей здесь не было, дорога немного сузилась, и он включил дальний свет.

- Почти приехали. – сказал он. – Еще буквально километра три – и мы на месте.
И уже через минуту они вырулили на поперечную дорогу, вдоль которой, насколько хватало глаз, протянулся ряд элитных двух-трех этажных домиков за высокими заборами. Сережа остановился возле одного из них, с зелеными воротами и, вышел, открыл их, закатил машину на вычищенную до снежиночки асфальтовую стоянку и заглушил мотор. Снова вышел, обошел машину и распахнул пассажирскую дверцу, подавая руку жене. Она, опершись на его руку, легко выпорхнула из машины. Вдохнула свежий морозный воздух.
- Чудесная погодка. – словно прочитав ее мысли, сказал Сережа. – Однако не стоит даже в такую погоду торчать во дворе, пойдем.
Она послушно поплелась за ним. Он быстренько пробежался и зажег свет во всех комнатах. Она сняла шубу и повесила ее на плечики на вешалку.
- Кать, ты иди в комнату, я сейчас. – донесся откуда-то из кухни голос Сережи.
- Ага. – отозвалась Катя и скинув высокие сапоги и потянувшись, прошла в гостиную.
Она уселась на мягкий бежевый диванчик перед камином и подобрала под себя ноги, обхватив колени руками. Она выглядела маленьким испуганным ребенком, отчаянно искавшим защиты у кого-то большого и сильного, и не находившим ее. В комнату вошел Сережа, держа в руках две чашки ароматного дымящегося какао, и протянул одну Кате:
- Держи, грейся пока, я сейчас огонь разведу.
С этими словами он уселся на коврик возле дивана и стал разжигать камин. Очень скоро гостиную наполнил приятный звук потрескивающих дров. Катя неспешно потягивала свое какао, не отрывая взгляда от мужа. Он сидел, поджав под себя ноги, и подбрасывал мелкие дрова в камин. Сердце Кати сжалось, по телу пробежала струя волнения. Она осушила чашку, поставила ее на журнальный столик и соскользнула с дивана на коврик. Сережа оторвался от своего занятия и посмотрел на нее долгим взглядом.
- Кать, прости меня. – наконец сказал он. – Я знаю, что я редкая свинья.
- Тебе не кажется глупой ситуация, что это ТЫ просишь прощения за то, что Я тебе изменила? – усмехнулась Катя.
- Вовсе ничего здесь нет глупого. – покачал головой Сережа. – Потому что я в этом виноват сам. Я так мало уделял тебе внимания в последнее время… да и не только последнее время… конечно же в этой ситуации ты ощущала нехватку нужных чувств…
Блин, он реально святой! Ну такого не бывает!
Он говорил так спокойно, мягко, даже где-то с каким-то стыдом…
Катя почувствовала, как по телу пробежали приятные мурашки. Ее переполняли, просто лились через край нежность и любовь к мужу. Она подалась вперед и обняла его, уткнувшись носом в крепкое плечо.
- Сереж… - пробормотала она, голос предательски дрогнул, а на глазах выступили слезы.
- Ну все, все, прости, только не надо слез, пожалуйста. – Сережа ласково приобнял жену в ответ, чмокнул в макушку и погладил по голове.
- Однако, - продолжал он, - я тебе все-таки одно скажу, что конечно прощения у тебя прошу, но твоему этому Стасику хрен с маслом, а не ты. Ты моя. И надеюсь, что до него это дойдет быстрее, чем мне придется объяснять это ему лично.

Катя рассмеялась сквозь слезы, которые мгновенно высохли. Все ее друзья и подруги, коллеги по работе, кто был хотя бы бегло знаком с Сергеем, либо за глаза, либо совершенно прямо называли его странным. Катя не могла не согласиться с подобным утверждением, но ведь именно во все его странности она когда-то влюбилась без памяти. Личность ее мужа имела несколько противоречивых друг другу граней, которые так легко и естественно уживались между собой, что можно было только диву даваться. В нем сочетались острый прагматичный ум и редкостная деловая хватка и неиссякаемый романтизм, в той степени, который присущий разве только поэтам и художникам. Сережа всегда мог подобрать нужные слова, чтобы ее утешить, когда ей было плохо, он давал советы, он решал ее проблемы, он был очень ответственный и сознательный, кто бы там что ни говорил, она была за ним как за каменной стеной. В то же время он с легкостью шел на безумные для его прагматичности поступки, он баловал свою любимую Катю порой даже чересчур. Ей завидовали, злые языки так называемых подружек не уставали наговаривать ей гадости, говорить, что он такой ей не пара… Но Катя плевала на все, она была безумно влюбленной, и не могла допускать и мысли, что хоть что-то является из сказанного правдой. Она купалась в лучах его глубокого чувства и была просто на седьмом небе. И самое главное, рядом с ним она чувствовала себя защищенной, завершенной, она реально почувствовала, что значит выражение «вторая половинка», когда человек является продолжением тебя.
Острый аналитический ум помог ему много добиться в карьере, и сейчас он был директором крупной преуспевающей компании, которая занималась распространением и обслуживанием оргтехники. И конечно это требовало определенных усилий и отдачи для того, чтобы все поддерживать на высоком уровне. Он очень любил свою жену, ни секунды никогда не любил ее меньше, но работа оттягивала на себя немалую часть его времени, и он не мог находиться рядом столько же, сколько раньше, пока он был только самым обычным менеджером. Катю, вроде бы, все это устраивало, кого не устроит хорошая жизнь, но она часто оставалась одна, и в конце концов, это начало говорить о себе. Она тоже работала, и работа была ей любима и тоже занимала время, но семья всегда была для Кати важней, и в их четырехкомнатной квартире, которую она обставляла практически полностью сама, все-таки не хватало нужного ей уюта. И как раз в это время на ее пути опять появился Стасик. Он смог дать ей чувство нужности, она глубоко корила себя за то, что не смогла устоять, ведь на деле, если призадуматься, Стасу вовсе не нужно было связывать себя какими-то обязательствами. Сережа прекрасно понимал мотивы поступков жены и тоже упрекал себя, что до такого дошло. Он не считал, что можно снимать с нее всю ответственность, но также понимал, что всегда виноваты двое, и самого себя из этого треугольника ему исключать нельзя. Ведь он же любит ее, свою Катьку… больше жизни. Катя разрывалась надвое, она все это чувствовала, и чувствовала также, что, несмотря на наличие любовника (а ведь у примерных женщин они появляются не просто так), ее чувства к мужу не угасли ни на одну лампочку. Она втянула носом воздух. Ей всегда нравился запах этого свитера. Тонкий непритязательный аромат натуральной шерсти альпаки. Она прогладила подбородком мягкое, приятное на ощупь полотно и снова втянула ноздрями воздух. Он не пользовался духами, никогда их не любил. И Катя вовсе не была разочарована, хотя ей нравились резкие запахи мужских парфюмов, но у Сережи ей больше нравилось ощущать запах его тела. Она прикрыла глаза и продолжала вдыхать аромат его шеи. Он сводил ее с ума. Она вспомнила, что черт возьми, он ко всем перечисленным выше достоинствам, еще и был самым прекрасным любовником – чутким, страстным, нежным, которым никогда нельзя было насытиться… Катя вздрогнула, по телу пробежали приятные мурашки.

- Что такое, холодно? – немедленно отозвался Сережа.
- Нет… - Катя покачала головой и подняла на мужа глаза, полные страстного томления. – Сережка… - она обхватила обеими руками его лицо и страстно поцеловала. Его руки опустились ей на спину, он немедленно ответил на ее поцелуй. Она обвила руками его шею и прижалась к нему крепче.
- Сережка… - томно прошептала она ему в ухо, оторвавшись от его сладких губ. – Сережка… я хочу тебя…
- Катька… - выдохнул он, порывисто прижав ее к себе еще крепче.
- Я люблю тебя… я не могу без тебя… - шептала она, целуя его нос, глаза, уши, подбородок. – Пожалуйста, прости, я такая дрянь, прошу тебя, только не уходи…
- Хрен тебе я уйду. – от души выпалил Сергей и впился губами в ее шею. – Ты моя. Навсегда. Запомнила?
- Да… - прикрыв глаза, прошелестела Катя. Дыхание ее стало тяжелым, сердцебиение участилось. Ее длинные ногти впились в его толстый свитер. – Еще… еще, пожалуйста…
Сережа продолжал целовать ее. Легким движением его руки скользнули вниз и стащили с нее свитер, затем гольф вместе с майкой. Теплый шерстяной свитер ласково погладил ее нежную кожу на животе. Катя запустила под него руки и прошлась раскрытыми ладонями по стройному Сережиному телу. В ответ он испустил вздох возбуждения и стиснул ее бедра. Дрожащими руками Катя стянула свитер вместе со всеми остальными кофтами и отбросила его в сторону. Боже мой, как он красив! Языки пламени лихим танцем отражались на его идеально гладкой коже, уже частично покрытой испариной. Плавно и в то же время страстно он уложил ее на коврик и накрыл собой сверху. Она гладила руками его спину, ногами скользила по его бедрам, крепким ягодицам, икрам. Сережа потянул пальцем вниз кружевную чашечку черного бюстгальтера и из него выпрыгнула небольшая аккуратная грудь, и он жадно провел по ней губами. То же он проделал со второй чашечкой.
- Ммм, девочки мои. – пробормотал он, стискивая их своими большими ладонями, заскользил по ним губами и языком.
Катя дернулась и застонала. Соски у нее затвердели и встопорщились. Сережа пощекотал их языком и Катя шумно выдохнула. Жадно, страстно, немного где-то грубо он ласкал ртом ее живот, грудь, бедра, возвращался к плечам, рукам, шее, и снова скользил вниз. Наконец его руки коснулись ремня ее джинсов, буквально мгновение – и они уже летели вслед за свитером, за ними колготки, кружевные трусики он нежно стянул зубами. Аккуратно раздвинув Катины ноги чуть шире, он медленно коснулся губами ее лона. Катя застонала громче, по телу пробежала дрожь, она изнемогала от желания. Его язык плавно огибал каждый изгиб, каждый холмик ее вульвы, порождая неземное наслаждение.
- Сережа… - пролепетала Катя. – Иди ко мне… - она потрепала пальцами его разлохматившиеся локоны.
Сережа оторвался от ее лона и снова прильнул к ее губам, попутно расстегивая ремень на брюках. Катя, насколько могла достать, помогла их стянуть и отбросить в сторону. Теперь нечему было сдерживать его большой твердый разгоряченный член и тот, радуясь своей свободе, немедленно потянулся к Кате из синих трусов-шортиков довольно крупным бугорком. Сергей освободился от последней преграды, стоящей на его пути, и он гордо выпрямился во весь рост, задрав головку.
- Красавчик, я тебя просто обожаю. – промурлыкала ему Катя, игриво улыбаясь, и села, обхватив его двумя руками. Некоторое время поглаживала кончиками пальцев кожицу, уздечку, затем наклонилась и легонько чмокнула головку. Плавно она провела язычком вокруг борозды под головкой и постепенно задвинула нетерпеливый пенис за щеку. Она скользила ртом вдоль ствола, меняя ритм с медленного на более быстрый и обратно, поддразнивала его, отдаляясь, и снова жадно набрасывалась на него ртом. Сережа откинул голову назад и тяжело дышал, закатив глаза. Стоны наслаждения один за другим вырывались из груди. Он слегка скользил бедрами Кате навстречу в такт ее движениям.
- Да, любимая… прошу тебя, детка, продолжай… - выдохнул он.
Катя скользнула языком по стволу вниз и впилась губами в его яички. Сережа задрожал всем телом и схватил ее за волосы.
- Я хочу войти в тебя… - прошептал Сережа, и Катя словно нехотя оторвалась от сгорающего от нетерпения выполнить пожелание хозяина пульсирующего члена и откинулась на ковер, раскинув руки.
Сережа наклонился над Катей, опираясь на руки, опустился на локти. Желая немного подразнить ее, он потерся членом об ее мокрую киску, немного задержал его на клиторе, слегка придавив. Катя закусила нижнюю губу и выгнулась бедрами навстречу разгоряченному фаллосу. Сережа улыбнулся и направил член вдоль губок вниз, и он с радостью не спеша, медленно скользнул в узкую щелку. Катя издала громкий стон. Сережа слегка приподнялся и начал двигаться, вкладывая всю свою любовь в каждый толчок, отдавал всего себя до последней капли. Катя крепко прижимала его к себе, царапала его широкую спину ногтями, ноги ее были обвиты вокруг его талии, она двигалась с ним в одном ритме, ногами подтягивая к себе, помогая члену вонзаться в нее глубже. Сережа двигался все быстрей, их с Катей стоны слились в единую симфонию. Катя подтянулась и перевернула мужа на спину, оказавшись сверху. Ее бедра выписывали самые различные фигуры, грудь неистово колыхалась, Сережа сжал ее и Катя выгнулась и задвигалась быстрей, она словно неслась галопом к самому пику своего божественного удовольствия. Сережа крепко схватил ее и перевернул на живот, резко войдя сзади и, не в силах больше терпеть, стремительно вонзался и вонзался в нее на всю длину.
- Да! Да!! ДА!!! – кричала Катя. – Еще немножко, еще…!
- Ооо, детка!!! – вскрикнул Сережа, бурно изливаясь в нее, и почувствовал, как все тело жены дрожит мелкой дрожью, а мышцы ее влагалища с силой сжимаются на его члене. Оба обмякли и повалились на пол, переводя дух.
- Господи, как я тебя люблю… - шумно выдохнула Катя.
- А я тебя просто обожаю… - также с трудом выдавил Сергей.
- Сережка, ты лучше всех. – Катя прижалась к мужу, положив голову ему на грудь, ногой обвив его бедра.
Сережа приобнял ее за плечи и чмокнул в нос, счастливо улыбаясь.
Под равномерное потрескивание камина они не заметили, как уснули… Тихо падал снег за окном…


Lasska вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 15.04.2014, 04:35   #3
Мужчина Администратор
Инфа о пользователе «Инфа о юзере
 
Аватар для Север
EVA
По умолчанию

Ответ: Из раздела "Эротическая проза"


Lasska, вы это сами написали?


Север вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 15.04.2014, 18:41   #4
Женщина Проживаю тут
Инфа о пользователе «Инфа о юзере
 
Аватар для Lasska
По умолчанию

Ответ: Из раздела "Эротическая проза"


Север, да, это мои рассказы, я в описании темы написала об этом, кажется...


Lasska вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 15.04.2014, 23:32   #5
Женщина Проживаю тут
Инфа о пользователе «Инфа о юзере
 
Аватар для Lasska
По умолчанию

Ответ: Из раздела "Эротическая проза"


Отрывок из рассказа "Ретроспектива"

Выпускной вечер. Отмечают выпускной вечер всеми выпускными классами в ресторане в шикарном, потом посреди ночи едут, как полагается, к реке встречать рассвет. Все пьяные после ресторана, оно и ясно... класс компашками расходится вдоль набережной, гуляет себе, болтает, и все такое... Наша героиня тоже прогуливается вдоль берега реки, утопая каблуками во влажном песке, наслаждаясь легким летним бризом, обдувающим прекрасное юное тело. Она тоже пьяная, и в таком состоянии, плюс погруженная в тишину и красоту ночной набережной, она не замечает, такой же нетвердой походкой шагает четверка ее пьяных одноклассников, в чьих ограниченных и застеленных алкоголем головах при виде этого самого прелестного тела одноклассницы возникают вовсе не чистенькие нижние мысли...
- Танюх! - окликнул ее один из четверки, Макс. - Щего ты тут одна-то разгуливаешь? Не страшно?
Она обернулась и остановилась.
- А чего бояться? Лохнесские чудовища вроде как не водятся здесь. - усмехнулась она, четверка друзей дружно загоготала.
Они вроде сначала так невинно, туда-сюда, переговариваются с ней, она тоже с ними хи-хи да ха-ха, а потом плавно они начинают приставать. Ну ей, естественно, это не нравится, она пыталась было отойти от них подальше, но один из них преградил ей дорогу и ее окружили плотным кольцом.
- Эй, в чем дело? Пропустите меня! - потребовала она, пытаясь протиснуться между двумя одноклассниками, но они удерживают ее и отталкивают обратно в круг.
- Да ладно, чего ты ломаешься, тоже мне, недотрога. - гоготнул Серега.
- Посмотри на меня, разве я чем-то плох? - усмехнулся Макс. - Или ты ждешь, что твой недоразвитый дружок обратит на тебя внимание?
- Всегда придуркам везет на красивых девчонок. - говорил Вовчик. - Ничего, сегодня повезет нам!
И они дружно стали подступать к ней ближе.
- Эй, ребята вы чего? - шокированная подобными заявлениями, она округлила глаза. - Эй, пустите! Пустите, придурки! Уроды, отвалите от меня!! - она стала активно дергаться, пытаясь вырваться из цепких лапищ одноклассников, но тщетно. Они хватают ее, пытаются удержать, начинают стягивать платье... ей совсем уже не смешно, она пытается кричать, они только смеются и пускают слюну...
- Так, пацаны, ану ша, отошли все от нее! - неожиданно раздался из темноты суровый рычащий голос.
За спинами двоих друзей выросла его длинная крепкая фигура. Из всех празднующих выпускников 11-го "А" он единственный был практически абсолютно трезв. Взгляд из-подо лба, направленный на четверых парней не предвещал им абсолютно ничего хорошего. Те обернулись, немного приотпустив свою жертву, уставившись на него мутными взглядами, а она замерла, подняв на него испуганные глаза, полные слез.
- Гляньте, а вот и дружбан нарисовался! - пьяно икнув, сказал один из нападавших. - Чего приперся? Не видишь, мы заняты. Иди куда шел.
- Ну или присоединяйся, мы не жадные, самому-то небось хочется узнать, какова твоя подружка. - сказал, усмехаясь, Макс и все четверо дружно заржали.
- Быстро отпустили ее, я сказал! - еще более грозно рыкнул он.
- Ой-ой-ой, и что ты сделаешь? - нагло поддразнил Илья. - Не хочешь с нами - так отвали и не мешай.
- Да чего вы с ним базарите? - фыркнул Вовчик. - Пошел отсюда, придурок! - и двинулся на него, но тут же схлопотал довольно мощный удар кулаком по лицу и шлепнулся в песок. На миг трое остальных немного впали в ступор, а затем, забыв про девушку, бросились на него с кулаками. Он ловко увернулся и отразил атаку, в результате чего все четверо валяются, корчась, на песке, а у Вовчика разбит нос... Все четверо, приходя понемногу в себя, поспешили ретироваться от греха подальше. Она стояла, дрожа, не в силах пошевелиться, изрядно протрезвевшая, и только всхлипывала. Он подошел к ней, взял ее под талию, тихо сказав «Пойдем отсюда» и повел подальше от поверженной четверки.
Они шли по набережной, около самой воды, темная ночь, ни души, она трясется от пережитого, он ее успокаивает, она начинает плакать, не в силах идти дальше, они останавливаются, он прижимает ее к себе и гладит по голове.
- Ну все, все, успокойся, они тебя не тронут больше. – ласково шелестел он ей в ухо, периодически целуя в макушку.
- Спасибо тебе... мне страшно подумать, что они могли сделать... – едва может сказать она сквозь всхлипы, уткнувшись носом ему в грудь.
- Придурки они, забудь, все хорошо… - он продолжает гладить ее по голове.
- Если бы не ты... – словно не слыша его, продолжала лепетать она. - Ты такой сильный, такой вообще замечательный... – она сделала паузу и неожиданно вскинула голову, посмотрев ему прямо в глаза. - Я люблю тебя!
- Ты пьяная. - иронично приподняв бровь, хмыкнул он.
Она застыла с открытым ртом, не находя слов от возмущения.
- Чего??? – наконец, вырвалось у нее. – Я пьяная??? – закричала она. - Да сам ты пьяный!!! И вообще, сволочь ты, сволочь!!! Я люблю тебя, люблю, а ты в упор этого не замечаешь, идиот, холодный, черствый сухарь, ненавижу тебя!!!
С этими словами она несколько раз ударила его кулаками в грудь, развернулась и побежала прочь.
- Стояяяяяять!!! – после нескольких секунд гнетущего молчания раздалось сзади и послышался звук сминаемого под ногами песка. Но она, не оборачиваясь, упорно продолжала бежать, несмотря на то, что бег по песку на каблуках давался весьма и весьма тяжело.
- Коротенко, стоять!!! – он нагоняет ее и хватает за руку. – Стой, кому говорю!!! – он резко разворачивает ее к себе.
Она вырвала руку, крича:
- Пусти меня, уходи! Сволочь!
- Это я-то сволочь?! – задыхаясь от возмущения, вскрикнул он. – Ну все, ты достала!!!
И с этими словами крепко хватает ее в охапку и страстно целует в губы. От неожиданности ей поначалу не хватает воздуха, но потом все же она отвечает на его поцелуй, они страстно и долго целуются, потом он отрывается от нее и говорит прямо в лицо, глядя в глаза:
- Глупая, какая глупая, несносная девчонка, ты будешь говорить, что я ничего не замечаю? Да ты сама не замечаешь, что я тебя тоже люблю!
Она шумно выдохнула, не веря своим ушам. Затем она улыбается и бросается ему на шею. Он подхватывает ее на руки, кружит, они смеются и падают на песок, прям у самой кромки воды, легкая волна заливает им туфли, но они ничего этого не замечают, они катаются по песку, сплетясь в страстном поцелуе, не в силах оторваться друг от друга. Он чувствует как его переполняет желание, никогда в жизни он еще не испытывал такого, он сжимает ее все крепче, она прижимается сильней, он опускает руку на ее бедро и начинает закатывать ее красное вечернее платье... она совсем не против, ощущая его сильные, но такие нежные пальцы, из ее груди вырывается слабый стон, сердце учащенно бьется, она чувствует, как же сильно она хочет его, здесь, и сейчас, немедленно, она целует его в ухо, переходит на шею... он задрал ее платье уже до самой талии, его большая ладонь на ее ягодицах, полностью открытых, потому что на ней красные стринги... тихо, очень тихо он шепчет ей на ухо "Я хочу тебя...", и у нее вообще срывает крышу. Она вытаскивает из черных брюк его белую рубашку и залазит руками под нее, начинает еще несмело гладить руками его спину, а он гладит ее бедра, попу, залезает выше, сжимает ее грудь, она вся в экстазе, руки спускает вниз и хватает его ниже спины… Он начинает интенсивно дышать тоже, возбуждение его уже переполняет, спустив руку ниже, он чувствует, какие мокрые уже красные стринги, да и вокруг них вообще... Он развязывает завязки на ее платье и порывистым движением стягивает его, она дрожащими руками расстегивает его рубашку, разрывает ее в разные стороны и впивается губами в его грудь, а он целует ее шею, руки ласкают живот и грудь, потом прикасаются к ее влажному уже влагалищу... она извивается, стонет... Они сползли при этом еще чуть в воду. Последний штрих, он свободной рукой пристягивает с себя брюки, плавки, устраивается между ее ногами, и медленно, медленно начинает входить своим большим, разгоряченным членом в нее. У нее перехватывает дыхание, поначалу она чувствует небольшую боль, покрикивает слегка, но он медленно и уверенно продвигается все дальше и дальше, и она уже чувствует, что ей становится приятно, последнее движение - и он вошел полностью, и начинает двигаться внутри нее, сначала несмело, наблюдает за ее реакцией, она широко раскрыла на него глаза и учащенно дышит, он двигается чуть быстрей, она сама не замечает, как из ее груди вырывается стон наслаждения... он начинает двигаться интенсивней, медленно, но удары делает сильней, в его голове туман, она выгибается, впивается ногтями ему в спину, стонет громче... он сжимает ее сильней и начинает двигаться быстрее, сам приходит в неистовство, вот уже и сам начинает стонать вместе с ней... это длится недолго, всего-то три-пять минут, кровь стучит в его висках двумя молотками, и он кончает прямо в нее и падает. Она некоторое время еще сжимает его спину, потом тоже расслабляется... они заснули где-то в полчетвертого утра, ногами в воде, в объятиях друг друга, удовлетворенные, счастливые донельзя...


Lasska вне форума  
Ответить с цитированием
Создать новую тему  Ответ

« Предыдущая тема · Из раздела "Эротическая проза" · Следующая тема »
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Во время эрекции крайняя плоть члена не "обнажает" головку Реалист Скорая помощь в сексуальной жизни 10 21.11.2016 22:36
Через сколько времени женщина "озвереет" при отсутствии секса? albert2 Женские откровения 13 02.02.2013 01:15
Почему девушки открыто не могу сказать "хочу секса"? Dantes2008 Поговорим о сексе 25 23.01.2012 12:50
Конкурс для мужчин "Лучший подарок женщине"" Алисочка Игры, конкурсы... 297 23.03.2011 14:10
Фильм "Секрет" ("Тайна") Юлия-жонушка Просто о жизни 7 13.03.2011 15:39


Текущее время: 11:27. Часовой пояс GMT +3.

Copyright ©2006 - 2017, www.forumosexe.com
Работает на vBullеtin® 3.0.7 Перевод: zCarot
  Мы в Твиттере
Возрастная категория сайта 18+
Секс форум